О деле

Азат Мифтахов — талантливый математик из Татарстана. Родился в 1993 году в городе Нижнекамск. С детства интересовался математикой, еще в школе неоднократно присуждались премии для поддержки талантливой молодёжи от Минобрнауки. Участник и призёр всероссийских и международных олимпиад.

В 2009 году поступил в МГУ на Механико-математический факультет. С 2015 года — аспирант МГУ. Автор научных статей, публиковался в научных журналах.

С июля 2018 года начал получать угрозы со стороны силовиков. В ночь на 23 июля полиция задержала шестерых анархистов в Москве. Вскоре их фотографии были опубликованы в телеграм-канале силовиков «Опер слил». Вместе с фотографиями были опубликованы фамилия и имя Азата Мифтахова и предупреждение «ждать в гости».

В январе 2019 года на том же телеграм-канале появилась фотография Азата и его паспорта. Всё это сопровождалось угрозами и оскорблениями в адрес Азата. Сам Азат в это время находился на научной конференции в Нижнем Новгороде.

18 января силовики провели обыск в комнате Азата в общежитии МГУ. Самого Мифтахова в это время там не было.

1 февраля в Москве прошли массовые обыски у анархистов и участников движения по борьбе с квартирными рейдерами. 12 человек были задержаны. Силовики через свои телеграм-каналы, а следом и федеральные телеканалы сообщили о задержании «террористической группы анархистов из «Народной Самообороны»». Сообщения, сделанные СМИ и силовиками в этот день, не соответствовали реальности. Так, всех задержанных, кроме Азата, к концу дня освободили. В качестве «боевого арсенала террористов» было продемонстрировано страйкбольное снаряжение, найденное дома у одного из задержанных. Кроме того, сообщалось, будто Мифтахов, якобы, признался в изготовлении взрывчатки. Однако на деле Мифтахов отказался от дачи показаний и в дальнейшем отрицал, что давал какие-либо признания. В материалах дела никаких «признаний» Мифтахова также нет. Тем не менее, федеральные телеканалы так и не опровергли все эти несоответствующие действительности высказывания.

Азата Мифтахова пытались обвинить в изготовлении взрывного устройства, обнаруженного в Балашихе 11 января. Его, вместе другими пятью задержанными в этот день анархистами, доставили в отделение полиции в подмосковном городе Балашиха. Азата подвергли избиениям и пыткам, требуя от него дать показания, необходимые следствию. Его пытали, приставляя к груди включенный шуруповерт. Также угрожали вставить включенный шуруповерт в анальное отверстие. Несмотря на пытки, Азат отказался свидетельствовать против себя. Чтобы избежать продолжения пыток, Азат Мифтахов вскрыл себе вены в отделении.

От других задержанных также требовали показаний против Азата. Анархист Даниил Галкин сообщил после освобождения, что на протяжении двух часов силовики пытали его электричеством в минифургоне. Его заставили дать компрометирующее анархистов интервью «Первому Каналу», подписать документы о сотрудничестве с силовиками, пообещать сообщать в будущем о квартирах, которые анархисты обороняют от квартирных рейдеров, а также дать показания против Азата. Под пытками Галкин сообщил, что Мифтахов является анархистом, они вместе клеили листовки и вешали баннеры. Сразу после освобождения Галкин заявил о пытках и о том, что показания были выбиты силой. Также он сказал, что слышал в отделении крики других задержанных.

Когда в отделение приехали адвокат и общественный защитник Мифтахова, их отказались пропускать к нему и сообщать о его местонахождении. Следователь заявила, что уже отпустила Азата. На глазах адвоката Азата вывели из отделения, посадили в машину и увезли в неизвестном направлении. В доступе к Азату адвокату отказали.

В течении суток местонахождение Азата оставалось неизвестным. Лишь вечером 2 февраля появилась информация о том, что Азат находится в ИВС города Балашиха. При этом силовики утверждали, что задержали его лишь вечером 2 февраля. Несмотря на то, что еще 1 февраля они заявили о задержании Азата, о чём сообщили по федеральным телеканалам. Также Азата в отделении полиции 1 февраля видели другие задержанные.

В ИВС Мифтахова навещали члены Общественной Наблюдательной Комиссии, которые заявили, что видели следы, оставшиеся на теле Азата после пыток.

Суд по мере пресечения, состоявшийся 4 февраля, признал, что доказательств для заключения Азата под стражу просто нет, и дал следствию еще 72 часа на сбор улик. По истечению этого срока, следствие за неимением доказательств само отказалось от ходатайства по аресту Мифтахова. Не смотря на то, что обвинения против Азата не подтвердились, федеральные СМИ не только не опровергли свои слова, но продолжили освещать дальнейшие обвинения против Азата как дело «анархиста-террориста».

7 февраля Азат был освобожден, после чего сразу задержан снова на выходе из ИВС. Его увезли в неизвестном направлении, не сообщив о местонахождении ни адвокату, ни родственникам. Вскоре он был обнаружен в отделении полиции на севере Москвы. Там его обвиняли уже по другому уголовному делу — по погрому офиса «Единой России» в январе 2018 года.

30 января 2018 года в районе Ховрино неизвестные атаковали офис партии «Единая Россия», разбив окно офиса и закинув внутрь дымовую шашку. Вскоре в интернете появилось видео нападения с заявлением от имени группы анархистов. В феврале 2018 года по этому делу были задержаны анархисты Алексей Кобаидзе и Елена Горбань, которые признали своё участие в нападении на офис. В марте 2018 года были задержаны также Андрей Ейкин и Святослав Речкалов. Ейкин, Кобаидзе и Горбань были освобождены под подписку о невыезде. Речкалов заявил, что после задержания его пытали электрическим током, требуя дать показания против себя и других активистов. После освобождения из ИВС он покинул Россию. Осенью 2018 года расследование дела было приостановлено и возобновлено только после задержания Азата. Никаких доказательств против Азата предоставлено при этом не было.

7 февраля 2019 года, в день повторного задержания Азата, сотрудники центра «Э» начали угрожать подозреваемым по делу, требуя немедленно явиться в отдел для следственных действий. Алексей Кобаидзе, признавший ранее своё участие в нападении на офис, заявил на очной ставке, что Мифтахова не знает, и в нападении на офис он не участвовал. За неимением никаких улик против Мифтахова и по этому делу, силовикам пришлось пойти на хитрость, и привлечь некого «секретного свидетеля» в маске, который дал показания, что видел нападение на офис «Единой России» 30 января 2018 года, и спустя год смог опознать Мифтахова по «выразительным бровям». Мужчина сказал, что год не обращался в полицию, потому что у него «сел телефон», но когда увидел в новостях сообщения о задержании Мифтахова, смог по бровям опознать в нём участника нападения и пришёл в полицию заявить об этом.

Также сотрудниками центра «Э» была предоставлена справка, в которой говорится, что Мифтахов с 2014 года состоит в анархистской организации «Народная Самооборона», которая, по утверждению силовиков, «совершает преступления на территории всей России и города Парижа». При этом никаких доказательств участия Мифтахова в этой организации также предоставлено не было.

Новый суд по мере пресечения также признал, что и по этому делу доказательств против Мифтахова недостаточно, и дал следствию 72 часа на сбор новых улик. Единственным «доказательством» причастности Азата к нападению на офис оставались лишь слова «засекреченного свидетеля».

На следующем суде 12 февраля следствие предъявило билет в Беларусь на имя Мифтахова, купленный 11 февраля. Этот билет служил доказательством того, что Азат, якобы, собирается сбежать из страны в случае освобождения. При этом билет был куплен 11 февраля, когда Мифтахов находился в ИВС и физически не имел возможности этого сделать. Кто купил билет и как он попал к следователю остается неизвестным, но можно предположить что билет был куплен самими полицейскими. Этого билета хватило для того, чтобы заключить Азата под стражу до 7 марта.

Научным сообществом было составлено письмо в поддержку Азата, с требованием освобождения математика и расследования факта пыток против него. Под письмом подписалось большое количество ученых из России и всего мира, включая крупнейших интеллектуалов современности, таких как Ноам Хомски.

Правозащитный центр «Мемориал» признал аспиранта МГУ Азата Мифтахова политзаключенным и потребовал немедленно его освободить.

За последующие месяцы в СИЗО Азат не раз заявлял о давлении оперативников: в обход правил они пытались вступить с ним в неформальные беседы без адвоката, а с помощью в том числе угроз и шантажа убедить признать вину[1][2].

Давлению подвергались и родственники Азата, в том числе несовершеннолетняя сестра.

На многие заседания по продлению ареста приходили подконтрольные силовикам СМИ, вроде Россия 24, выпуская затем откровенно лживые ролики. Периодически публикуются вбросы со стороны силовиков [1][2][3].

Всеми эти поделками следствие пытается выставить в негативном свете как Азата, так и приходящих на суды неравнодушных людей. При том все эти провластные источники не упоминают о провале ФСБ по первому делу с СВУ, преподнося события так, словно Азат обвиняется по обоим дела.

Подобное давление однозначно свидетельствует о недостаточности доказательств и попытках следствия если не вынудить Азата самого признать вину, так хотя бы оттолкнуть от него людей и снизить общественное внимание к очевидно сфабрикованному делу.

На деле же следствие тянется неоправданно долго, по сути никакой толком работы не ведётся, а прокурор и следователь из месяца в месяц ссылались на одни и те же экспертизы, которые так и не успевали провести за запрошенный срок.

Судьи Головинского суда продолжают продлевать арест, повторяя за обвинением то, что Азат может повлиять на ход следствия (при том, что все возможные улики давно были изъяты), а так же про тот билет в Беларусь, который был куплен не Азатом и который стал одним из оснований для ареста.

Подробная хроника о деле Азата Мифтахова.